Category: город

Stranoved

Кадровики (просто сказка)

Бывают такие страшные люди – кадровики. Внешне они ничем особо от обычных людей не отличаются. Но им дана страшная сила над людьми, они их сортируют, кого - наверх, а кого вниз или вообще в никуда. Вот так живёт себе человек, а его бац и в никуда, и никто уже больше о нём никогда ничего не узнает. Потому, что кадровики так решили и всё.
Они всегда знают, как надо решать. Сами по себе они никакими такими знаниями не отличаются и в основной своей массе имеют среднее специальное образование или даже никакого. Но хозяева их любят не только за это, а за то, что они всегда знают, кто какой и кто лучше.

Кадровик, в общем-то субстанция примитивнейшая, но сокровенные желания начальства немедленно угадывает и исполняет их все до единого. Кадровики есть во всём мире, с ними негласно встречаются президенты и даже некоторые вице-премьеры их побаиваются. Ведь стоит только попасться под горячую руку какому-нибудь кадровику – всё считай конец. А если заметят кадровики, что у какого-то сотрудника ещё хоть чуть-чуть сохранилась человеческая душа, то посмотрят они на такого сотрудника цепким своим взглядом и всю душу из него вынут. И будет этот сотрудник в лучшем случае пожизненно ездить только в метро. И дети его тоже будут ездить в метро, и родственники, и те люди, с которыми он хоть раз как-то контактировал, пусть даже по телефону. Они тоже будут ездить только на метро. И никто никогда их не прокатит на белом лексусе с мигалкой и важными номерами. Да и в электричках на них будут только коситься и пихать.

Поговаривают, что основное логово кадровиков находится где-то на Куличках, под землёй, на глубине метров шестьсот, не меньше. Дальше копать не советуют. Примерно под сталинской веткой метро, в том самом месте, где замурован ключник Малюты Скуратова, вот там-то и обитает самый главный кадровик, которого никто из простых людей никогда увидеть не может. По признаниям очевидцев, весь он из себя такой пупырчатый, со слизью, щетинистый со щупальцами, присосками, ёршиками и буравчиками, весь утыканный шипами и жалами разных сечений. А если он на кого взглянёт своими змеистыми глазками, то уже никогда этот человек человеком не будет. Так и останется он кадровиком навечно. Именно от этого главнейшего кадровика и исходит вся неведомая сила, которая по незримым тайным каналам передается всем остальным кадровикам.

Кадровиком никак сам не станешь, если тебя заранее не приготовят. Готовят кадровиков всего в нескольких сертифицированных, прошедших аккредитацию тайных и явных заведениях. Вообще о том, где и как готовят кадровиков известно не многое. Но фактом остается то, что из всех учебных дисциплин выделены две основные – человековедение и душелюбленье. Практические занятия по душелюбленью обычно начинаются со спичек. Сначала подготовишкам раздают по спичечному коробку и смотрят, чтобы они ломали спички ровнёхонько напополам. Потому, что человек, он ведь как спичка, легко ломается. А иной человек сгорит на работе как спичка и всё. Какое до него дело кадровикам, да никакого. Вот должны они быть к этому хорошо подготовлены. Особо одарённым кадровикам доверяют ломать спички целыми коробками, по сто человек в каждой. Вообще, умение незаметно ломать хребет у кадровиков ценится выше всего.

Готовность кадровика обычно определяется по его глазам. Они должны быть бельмесыми, но прозрачными, такого нежно холодечного цвета, с оловянным отливом, чтобы даже если какой человек стал говорить ему всякие гадости или вдруг перед ним треснул напополам, или, например, из его головы пошел бы фиолетовый дым, то ничего вовсе бы не отразилось в глазах кадровика, ровным счетом совершенно ничего бы не отразилось потому, что кадровики видали и не такое.

У кадровика обязательно должен быть телефон, по которому кадровик узнает, кого куда надо и как срочно. Раньше кадровики готовились в основном из хорошо себя зарекомендовавших в стрельбе сотрудников, верных делу, сами знаете кого, да так это и осталось и по сей день. Правда, сейчас их стало побольше. Почти половина всех начальств, их замов, помов и прочих главнюков состоит в основном из зятьёв, тёщ, свекровей и прочих родственников кадровиков. Остальные появляются в нужном качестве в установленном порядке, в том числе за счет внебюджетных источников.

В свободное от душелюбства и человековедства время кадровики любят детей. Своих они конечно больше любят, продвигают их и выращивают, а остальных могут и съесть. Чтобы им не задавали идиотских вопросов, мол, почему вы только своих детей выращиваете, кадровики отвечают, что чужие дети сильно сопливые. Иногда они сваливают на то, будто бы мест нет. Теперь вообще перестали на что-либо сваливать, скажут, как сплюнут, через губу: «вы вообще тут кто». Скорее всего, это потому, что ещё при коммунистах кадровики переехали в столицу из Питера. В общем чужих детей они не переносят. Хуже чужих детей для них только те, которые понаехали в столицу раньше их детей.

В живой природе нет ничего страшнее кадровика женского пола. Особенно, если вам намекнут на эту принадлежность, а вы её не поймете. Всё, дальше можете и не жить, бесполезно. Ведь кадровик-женщина просто обязана в этом случае вас уничтожить. Это делается изощренно, незаметно сразу или постепенно. Отразиться это может на всём, на всех ваших проявлениях. Вы уже никогда и ничего не сможете, потому, что вам всё будет не положено. Особенно вам будет не положено то, что вам больше всего захочется. Вот захотите вы, к примеру, пойти в отпуск, а вам не положено. Хотите грамоту ко дню рождения, а вам ещё сильней не положено. Уж не говоря про всё остальное. Характеристики с прежних мест работы и всякие там дипломы только усугубят ваше положение. Потому что кадровик-женщина заблаговременно охарактеризует вас так, что все потом от вас будут только отворачиваться. Для этого у них имеется две типовые характеристики: «фу-уу» или «а-аа этот». Если кто-нибудь поинтересуется, а что собственно имеется в виду, ему сразу же ответят «да мы его знаем». И всё, такого человека никогда уже существовать не будет не то, что для какого-нибудь продвижения, но и вообще – чисто физически. Больше не помогут ему никакие апелляции, поруки и автобиографии.

Обычным делом кадровиков считается реорганизация – это когда кадровикам разрешают вынести корыто с разными должностями. Наиболее сладкие должности обычно расхватывает начальство для своих родственников и знакомых. Потом расхватывают остальные, кому положено. А кадровики зорко следят за этим процессом, не позволяя кому ни попадя получать должности. С ними трудно договориться, но можно, а иногда и не очень дорого.

Вообще-то, кадровики полезны тем, что они прежде, чем куда-нибудь деть людей, их сортируют. Кадровики во всём и всегда успешны. Единственный их минус в том, что они не знают, почему их так называют – кадровики. Бывало, вежливо так спросишь у них, а что такое кадры? Что означает это милое всем слово? Ничего они не ответят. И пойдут себе дальше людей сортировать по кадровым резервам, и всяким другим разрядам и сортам...